Жужжали Птички

ПРИТЧА,

основанная на легенде индейцев племени Майя
(южная Мексика)

Давным-давно, когда Большой Бог Майя приступил к сотворению мира, он создал различные виды птиц, как ему казалось, всех цветов и размеров. Кончив работу, Бог Майя вдруг обнаружил, что у него остались отходы – маленькие серые перышки и длинные клювики, крошечные части кости и мышечная ткань. Бог Майя не представлял себе возможным выбросить это, и принялся лепить из того, что осталось, подобие птиц.

Отходов было очень мало, и птички получались малюсенькие, бесхвостые, с маленькими крылышками-трещетками, но с большими крепкими сердечками и длинными клювиками, наподобие игл. Бог Майя посмотрел на свои творения и полюбил их, вдохнув в них жизнь, как подарок. Жизнь забилась в малюсеньких бесхвостых тельцах птичек, затрепетала в их крылышках и засияла в их черных глазках-бисерках, которые устремили свой благодарный взор на Создателя:

- О, спасибо тебе, Бог Майя! – зажужжали птички, словно пчелы. – Жмммммммм!
Слава тебе, слава…

Но Бог Майя в ответ лишь нахмурился. Он теперь только понял, что создал ни птицу, ни пчелу, а… Птицу-Пчелу, которая никогда не будет щебетать, а только жужжать. И все будут звать ее птичкой-невеличкой, Колибри или Хаммингбёрд. Чтобы исправить свою оплошность, Большой Бог Майя принялся дополнять свои творения разными приспособлениями:

- Коль уж так вышло, вот вам язычки-соломинки, чтобы могли вы легко добывать себе пищу. А пищей вашей, по сему вижу я, будет цветочный нектар и лишь мелкие мошки-букашки да паучки-козявки, которых вы будете хватать на лету.

- Жмммммммм! – вновь зажужжали птички. - О, спасибо тебе, Бог Майя! Слава тебе!

Большой Бог Майя  улыбнулся в ответ виновато и продолжил:

- Надо же, какие маленькие вы у меня получились…. А маленького всяк может обидеть. Чтобы легче было вам защищать себя и свое потомство, дам-ка я вам побольше храбрости и манёвренности. Будете летать вы, со скоростью молнии, вверх и вниз, взад, вперед и в стороны… А  при необходимости,  то и вверх тормашками… Творец взмахнул рукой, и птички-пчелки зависли в воздухе и перевернулись, сделав сальто.

- О, спасибо тебе, Бог Майя! А что такое потомство? Жмммммммм…..

Создатель всплеснул руками:

- Ты посмотри, я и не заметил, как вложил в ваши махонькие головки достаточно много ума. Чтобы иметь потомство, надо… - Надо, - сморщил лоб Бог, стараясь, что-то припомнить. - Что же вам надо-то?

- Ну, конечно! - воскликнул он. - Как это я забыл? По сему, так и быть, - сказал он притихшим птицам, - все, кто от меня по праву руку, будут самцы, а все кто по леву – самки.  Сперва вы будете  влюбляться, потом играть свадьбы, и только после этого заводить потомство, нарочито произнес Бог-Майя.  Но птицы-пчелы, вмиг смешавшиеся в одну стаю, похоже, уже не слышали своего Бога-Отца, они были заняты знакомством друг с другом.

– Помните! - кричал им Бог Майя. - Вся тягота в выращивании и во вскармливании птенцов. А впрочем, что это я, - пробормотал он устало себе под нос. - Всему свое время. Сами поймут, когда у них появятся дети.

                                          

На слово «свадьба» со всех сторон слетелись, ранее созданные Богом Майя, птицы. Они были и большие, и маленькие, но меньше птиц-пчел не было никого. Время весеннее, солнце светило ярко, и птичье оперение переливалось всеми цветами радуги. Только птички-невелички, в последнюю очередь созданные Творцом, не сверкали и не переливались, они были невзрачными, серыми. Создатель вновь нахмурился и всерьез задумался, как ему теперь исправить бы и эту ошибку, добавив маленьким птичкам красок.

- Да их и не дозовешься! Поди-ка, собери их теперь… Да, и красок у меня не осталось. Все израсходовал.

- Не печалься! – сказала Малиновка Богу Майя. – Я подарю немного малиновой краски первой брачной паре птиц-пчел.

- Не печалься! – сказал Большой Зеленый Попугай. – Я подарю немного зеленой краски второй брачной паре этих невеличек.

- Не хмурься! – сказал Дятел. – Я поделюсь моей красной шапочкой  с третьей из них.

«Не печалься!» «Не хмурься!» «Не кручинься!» – кричали со всех сторон птицы с ярким оперением, готовые поделиться своей красотой с птицами-пчелами.

Большой Бог Майя легко вздохнул и улыбнулся, радуясь доброте своего творения, ведь, все что он создал, было прекрасно не только внешне, а и внутренне – все светилось добротой и любовью.

 В этот миг Солнце вышло из-за тучи и хитро подмигнуло Создателю, дав понять, что пора играть свадьбы. Птицы щедро раздаривали свое яркое оперение брачным парам птичек-невеличек, и Солнце, благословляя их браки,  посылало им свое сияние.  С тех пор жужжащие птички – колибри, попадая под лучи солнца, всегда сверкают и переливаются. Но стоит им лишь оказаться в тени, как они вновь становятся серыми и невзрачными, какими первоначально и были созданы ...

Подобно огню, превращающемуся в пепел.