Мурки моего детства

(рассказ для детей школьного возраста)

Я, можно сказать, кошек не люблю. Ну, не то чтобы совсем.... Некоторые из них мне даже очень нравятся…  Но в доме у себя жить им, врятли, позволю... И в руки не всякую возьму, чтобы погладить. Что-то есть в кошках такое, с чем я абсолютно не согласна. Взять, например, их душераздирающие ночные крики под окном. Такая бесцеремонность! Беспардонность. Полное отсутствие скромности и порядочности. Ну, как вам это нравится, сидит себе в кустах и вся на крик исходит, завлекая кавалеров. Сплошное бесстыдство. И в доме ведет себя так, будто она центр вселенной, «пуп земли», она себя воображает королевой, по ее мнению – хозяйка, которая пустила ее к себе жить, вовсе не хозяйка, а добровольная ее прислуга. Другое дело, собака – преданный и верный друг. Она всегда тебя ждет и радуются твоему возвращению. Тапочки тебе подает…

Моя мама, однако, придерживается другого мнения, и в ее доме кошки жили всегда. Все они имели одну и ту же кличку – Мурка. Помню Мурку дымчатого окраса с нежно-зелеными глазами. Эта кошка была настоящим охотником, она ловила не только мышей, но и крыс. Мы тогда жили в частном доме, снимали квартиру у доброй старушки Марии Платоновны. Женщина держала кур на подворье, и вот случилась беда: в курятнике завелись мыши. Мурка повела с ними борьбу не на жизнь, а на смерть. Маленькая, шустрая она обязательно каждую ночь, как истинный охотник, добывала по одной мышке.

Вы спросите, как мы узнавали об этом? Очень просто. Мурка - добросовестный служака утром отчитывалась перед хозяйкой. Под дверью нашей комнаты на тряпичном коврике спозаранок моя мама находила... мышиную голову и хвост. Мама приглашала взглянуть на «отчет» и Платоновну, и тогда они вместе расхваливали Мурку на все лады и угощали ее свежим  холодным молоком.

Однажды кошка ввязалась в бой с большущей крысой, повадившейся в курятник. Мурка вышла победителем в том неравном сражении, но, отведав своей добычи, умерла, ибо крыса оказалась отравленной. И мама, и Платоновна долго горевали и часто вспоминали Мурку – бесстрашного бойца и защитника.

Потом у нас появилась еще одна кошка, с пестрой и пушистой шерстью, по-видимому, сибирской породы. Она сама прибилась к нашему двору, и мама ее приютила. Эта кошка мне запомнилась больше всех. Уж какая-то она была кроткая и скромная, вопреки своим беспардонным сородичам. Никогда ничего не выпрашивала, нигде ни разу не нашкодила. Спала, свернувшись большим клубком на подоконнике, пригревшись под лучами теплого весеннего солнца. Это днем. А ночью любила она потихоньку забираться ко мне или брату в кровать, укладывалась мохнатым комом в ногах и мирно почивала, иногда даже мурлыча нам колыбельную.

Мы ее не гнали и не бранили, эта Мурка, как впрочем, признаю, и все кошки, была чистюлей. Уж так тщательно намывала она свою мордочку, протирая мягкими лапками большие, выразительные глаза, кропотливо вылизывая пеструю огненно-рыжую длинную шерсть…

И вот, как-то собрались у нас в доме родственники. Долго сидели они за столом: вареники с картошкой наворачивали, байками да песнями друг дружку забавляли. Мы - дети радовались нашей встрече и потешались играми. Мама хлопотами застольными занята…  О Мурке забыли, не покормили. И что же вы думаете? Эта рыжая скромница ненавязчиво напомнила о себе: вышла на середину большой залы и прямо перед столом на глазах у всех присутствующих села на задние лапы, аккуратно свесив передние и, разложив веером по полу пушистый хвост. Ни звука, ни единого «мяу»…. Села и спокойно сидит, даже ни на кого и не смотрит, дает всем понять, что ее обошли вниманием. Кто ж сможет тут устоять? Сразу посыпались Мурке угощения со стола – кусочки колбасы да сыра. С тех пор, пока Мурка не примет потешную позу, мы ее и не кормили. Уж больно понравился нам ее коронный номер.

Играть Мурка с нами не любила, за веревочкой не бегала, и в половик не заворачивалась, всегда оставалась невозмутимой, тихой и ровной, потому и казалась нам величественной. И вот заметили мы, что Мурка наша стала толстеть ни по дням, а по часам, много спать, тяжело передвигаться. Мама нам объяснила, что скоро у Мурки появятся котята.

Долго ждать не пришлось, не зря говорят, что быстро только кошки родятся. Однажды утром мама позвала нас на веранду, где мы увидали Мурку в окружении таких же, как она сама, огненно-рыжих комочков. Их было пять! Маленькие, слепые и писклявые, они тыкались мордочками в свою маму и просили есть. И Мурка, развалившись на боку, подставляла им свой теплый, мягкий живот, тщательно вылизывая поочередно каждого детеныша. Уже с первого дня их жизни, она приучала детей к порядку: не умывшись, не приступай к еде.

Котята быстро подрастали: у них прорезались глазки, появился мягкий пушок. И Мурка всерьез принялась за их воспитание. Жили они в большой картонной коробке из-под вермишели, и поначалу у многодетной мамаши не было хлопот – все ее потомство находилось рядом. А когда котята научились выбираться из картонного жилища, у Мурки возникли серьезные проблемы. Видимо, она путала своих детей и не запоминала, кого уже покормила, а кого еще нет. Она быстро сообразила, что надо сделать, чтобы избавить себя от такого рода забот и волнений. Умная кошка собирала всех детей, расползшихся по веранде, хватая зубами за шиворот, и одного за другим закидывала назад в коробку. Только после этого приступала к кормлению. Наевшись, детвора, сонно мурлыкала и засыпала, а добропорядочная маманя вновь и вновь вылизывала их пушистые спинки.                      

Прошло несколько недель, и наш дом заполнился цепкими, игривыми существами. Они висли на шторах, цеплялись за штанины брюк, кувыркались по домотканым дорожкам, заворачиваясь в них с головой. Надоедали нам и своей маме Мурке. Котята кусали ее за хвост и уши, висли на ее пушистых лапах…. И тогда Мурка, доведенная до отчаяния, шлепала их подушечкой правой лапы. Попросту говоря, поддавала им под хвосты, в результате чего, те кубарем летели прочь от строгой мамы.

Нам было всегда очень интересно наблюдать за этим рыжим семейством. Но для всех нас осталось навсегда загадкой: как и когда Мурка научила своих чад ее коронному номеру? Однажды за ужином мы увидели поодаль от стола Мурку со всем ее выводком. Они сидели в ряд на задних лапах, аккуратно свесив передние и разложив по полу, словно цыганки цветастые юбки, не менее цветастые и пушистые хвосты. Вся кошачья семья, молча, просила есть.