Когда ты нужен

Жил да был Чайник. Да, да...
Самый настоящий - пузатый, с ручкой, крышкой и носиком.
И был бы он самым обыкновенным, если б не одна его замечательная особенность. На носу Чайник носил... Нет, не очки, а свисток. Именно за эту особенность он и был всеми любим.

У хозяина в доме часто собирались друзья. Они любили подолгу говорить и  спорить о всяком разном.  Чайнику очень нравились такие вечера. Потому что тогда Хозяин брал его, наполнял доверху водой и ставил на огонь, чтобы вскипятить чай и потом напоить им гостей. Все сидели и ждали, пока вода закипит. Но это было известно только одному Чайнику. Когда вода начинала в нем бурлить да пузыриться, Чайник подавал сигнал. Он свистел в свой специальный свисток сначала потихоньку, а потом и изо всех сил. Долго свистеть Чайнику никогда не приходилось, хоть он и любил это занятие больше всего на свете. Хозяин был человеком чутким и быстро откликался на зов Чайника и снимал его с огня. Гости устраивались поудобней и  пили чай, наслаждаясь его ароматом и вкусом. В этот момент все они обязательно хвалили Хозяина и восхищались его умным  Чайником. Эти минуты для Чайника были самыми счастливыми. Да и как иначе? Его же все любили. Он всем был нужен. И тогда Чайник думал:


-Ой! Хорошо то как! Жить и умирать не надо!


Но однажды случилась беда. В очередной раз, когда в доме вновь собралось много народу, между гостями разгорелся нешуточный спор. Все спорили, горячились, и с ними хозяин:

- Что же в жизни самое важное?

Одни говорили: это - когда тебя любят. Другие утверждали: это - когда ты любишь сам. Все шумели, перекрикивали друг друга, и никак не могли решить: когда же наступает истинное счастье? Спор шел жаркий. Но горячей и жарче всех было Чайнику. Про него забыли. Он уже давно закипел. Свистел, свистел…  Вспотел, запарился...  Всё звал к плите хозяина, но тот его не слышал. Чайнику уже стало больно, вся вода в нем выкипела. И когда хозяин спохватился и прибежал на кухню, то было уже поздно. Чайник почернел, закоптился, и в его боку прогорела дыра. Хозяин очень растроился. Растроились и его друзья-гости. Но делать было нечего, как только взять да и выбросить Чайник на помойку.

***


Лежит Чайник на куче мусора, горюет. Никому то он теперь не нужен. Ни он, ни его свисток.
- Эх! Чем так жить, лучше утопиться! – сказал так Чайник себе под нос и побрел к реке.

Долго шел. Наступила ночь. В темной реке он увидел отражение звезд и круглолицую Луну. Вдруг Чайнику показалось, что Луна ему подмигнула:


- Давай прыгай! Не робей!

И от этого Чайнику стало еще горше. В последний раз он видел и реку, и звезды, и даже эту холодную безразличную Луну.


- Вот если бы с Солшышком мне попрощаться! - подумал Чайник. – В последний раз почувствовать его тепло... Встретить новый день... А потом и помереть не жалко.

И решил Чайник дождаться восхода солнца. Прилег на берегу подальше от воды, на сухом песочке. И так ему было обидно и жалко себя, что Чайник тихонько заплакал. Всхлипывал, всхлипывал, потом засопел, и не заметил, как заснул.

Проснулся Чайник от какого-то странного и легкого ощущения внутри себя. Нет, это была не острая струя холодной воды, а что-то совершенно незнакомое - теплое, вертлявое и щебечущее.

 
- Ты кто? - спросил Чайник.
- Я - Береговая
Ласточка. Птичка такая.
- И что ты тут делаешь?

 
- Гнездо вью. Скоро у меня будут птенчики, маленькие ласточки. Здесь очень удобно, сухо и нет сквозняка. Вот, если еще раздобуду перышек и мягкой травы, совсем будет замечательно. Прутики - это, конечно, хорошо, - размышляла Ласточка вслух, - но мяконький пушок гораздо лучше для мох деток. Она собралась уже вспорхнуть, как Чайник почти закричал:


- Постой! Значит, теперь я - твой дом? Ты будешь здесь жить?

- Я буду здесь жить вместе с моими птенчиками, - Ласточка произнесла это очень медленно и отчетливо.  - Не удерживай меня дольше, - вдруг приказала она, склонив вертлявую черную головку.  - Мне надо торопиться!


Птичка полетела в поисках перышек и сухой травы, она была очень занята своими приготовлениями, у нее было много забот, и ей было совершенно некогда отвечать на глупые вопросы Чайника.


- Теперь я – До-о-ом! - тихо пропел Чайник. - Во мне будут жить маленькие пти-и-и-чки... Ла-а-а-сточки... Я им нужен! – вдруг свистнул он.

Как это у него получилось, Чайник не знал. Но он свистел… Правда, свистел. Сначала тихо, а потом все громче и радостней:

- Я – До-о-ом!

- Маленькие пти-и-и-чки...

- Ла-а-а-сточки...

- Я им ну-у-ужен!